Нужно ли запрещать магазинам возвращать просроченные товары

Инициатива вице-спикера Госдумы Ирины Яровой законодательно запретить магазинам возвращать просроченные товары поставщикам вызвала противодействие со стороны Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ).

Глава АКОРТ Сергей Беляков предупредил, что это приведет к дефициту товаров в магазинах.

В ответ Яровая назвала такие опасения «вбросом» и «грубым обманом». По ее сведениям, больше всего возврата приходится на скоропортящиеся товары, такие как хлебобулочные изделия.

Не ваше дело

Ретейлеров, да и многих поставщиков, в инициативе законодателя возмущает не столько ее содержание (так как конкретику пока никто и не знает), сколько попытки государства регулировать деловые отношения между частными игроками рынка, говорит исполнительный директор Ассоциации экспертов рынка ретейла Андрей Карпов.

Сегодня все участники производственно-торговой цепочки оговаривают объемы поставок и условия возврата товаров на индивидуальной основе, заключая двусторонние договоры. Само собой, что эти договоры составляются таким образом, чтобы учесть все риски — в том числе риск, что товар не будет продан в должные сроки,— сказал он «Ридусу».

Среди таких рисков присутствует и возможность того, что продавец затоварится и вернет часть продукции поставщику.

Существующие на данный момент отношения в этой сфере вполне устраивают все стороны. Участники рынка пока просто не понимают, почему законодатель решил принять сторону именно поставщиков и почему вообще возникло стремление загнать всех участников торговли в прокрустово ложе единого закона, — говорит Карпов.

В открытую дверь

Кроме того, под одну гребенку невозможно постричь продавцов разнотипных товаров.

Если, скажем, хлебобулочные изделия в принципе можно вернуть на ближайший хлебозавод (такие продукты, как правило, закупают и продают в пределах одного региона), то как возвращать молочку, которую в ту же Москву привозят и из Белгорода, и вообще из Белоруссии?

Это именно тот случай, про который говорится в поговорке про телушку и полушку. Получается, Яровая со своей инициативой ломится в открытую дверь. Зачем запрещать камню падать вверх (читай — запрещать ретейлерам возвращать просрочку), если он и так это делать не намерен?

Возьмите плодоовощную продукцию. Ее вернуть практически невозможно. Как депутат представляет себе обратную отгрузку картофеля или другого скоропорта, чисто технологически, из магазина обратно на овощную базу или на сельхозпредприятие? Это какой длины логистическая цепочка получается! Поэтому ретейлеры, как правило, имеют договоры со специальными предприятиями по утилизации, а не отправляют сгнившие продукты производителю,— объясняет Карпов.

Есть еще один минус, которые эксперты видят в инициативе Яровой.

При выводе на рынок нового товара риск того, что товар не пойдет, очень велик. Профессионалам торговли известна не одна „маркетинговая катастрофа“, когда производители выводили продукт, ориентируясь на какие-то фокус-группы, а в реальности потребитель брать товар не стал. И ретейлеры возвращали обратно партии товара почти целиком. При этом никогда между ретейлерами и поставщиками не возникало никаких конфликтов, потому что все стороны понимают, что берут на себя определенные риски, — рассказывает эксперт.

Рыба гниет с законопроекта

Эту точку зрения полностью разделяет исполнительный директор Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка Алексей Аронов, который признался «Ридусу», что не видит в инициативе Яровой какой-то экономической необходимости.

Более капризного продукта, чем свежая или охлажденная рыба, найти сложно. Поэтому на рыбном рынке риски возврата больше, чем где бы то ни было. И тем не менее до сих пор у поставщиков и ретейлеров не возникало каких-либо недоразумений, если приходилось возвращать испортившийся товар,— говорит он.

Рыбные магазины или рыбные отделы в гипермаркетах работают, в массе своей, с оптовыми поставщиками, находящимися от прилавка на тысячи километров (ну не ловится форель на Урале!). Даже просто исходя из географии, бессмысленно возвращать протухшую рыбу из Екатеринбурга или Тюмени для ее утилизации поставщику в Санкт-Петербург, когда ее можно закопать непосредственно во глубине сибирских руд.

Все участники торговли, насколько мне известно, более чем удовлетворены существующим законом „О торговле“ и совершенно не нуждаются в каком-то дополнительном регулировании своих правоотношений. Более того, участники торговли прекрасно обходятся двусторонними договорами и совершенно не испытывают потребности в появлении каких-либо новых, навязанных сверху правил поведения,— подчеркивает Аронов.

В сентябре «Ридусу» стало известно об инициативе руководства продуктового рынка в Красноярске, где были учреждены ряды специально для продуктов с истекшим сроком годности. У покупателей просрочка ушла нарасхват, так что жители города даже предложили сделать такую практику постоянной и повсеместной.

https://www.ridus.ru/news/285092